Судьба Давида

… или Жизнь шире!..

Судьба Давида

Это рассказ о судьбе, каких немного. Но есть такие судьбы, которые впечатляют и учат меня стойкости и Вере.
Я публикую этот рассказ на сайте о расстановках. Для того, чтобы мои коллеги и ученики прочли эту историю и посмотрели на судьбу удивительно стойкого и мужественного Человека как глазами его ровесников, так и глазами специалистов в области расстановок.
Какие вопросы, по-вашему, предстоит решить Давиду в своей жизни?
С чем он еще встретится и что почувствует?
С каким вопросом Давид мог бы обратиться к расстановщику?
Я буду признательна за ваши комментарии и воспросы — пишите их в поле кометнарием внизу страницы. С Благодарностью, ваша Лада. И спасибо моей Судьбе за эту встречу!

Давид. Начало 1980-х.
Таджикистан.
Урожденный Рустам, что в переводе на русский означает «тяжело родиться».
Мать родила мальчика с тяжелейшим диагнозом по поводу ножек.
Знакомая акушерка, которая уже принимала прежние роды.
Мать матери, бабушка несчастного малыша, только что родившегося.
Только эти трое знают всю правду о его рождении.
И принимают решение передать его в дом малютки, инсценировав «внутриутробную гибель младенца, которого извлекли по частям»…
Многолетние скитания Рустама по детским «учреждениям».
Одна добрая сотрудница одного из таких заведений пригрела мальчика, который до 7 лет просто ползал и который признал её своей второй матерью, зная о том, что есть еще и родные родители где-то…
Вокруг постепенно разбирали по семьям, усыновляли детей из всех детских заведений, куда Рустама переводили неоднократно. И где приходилось буквально выживать, бороться за свою жизнь и за кусок хлеба, за еду и за поменьше ударов палкой, если что…
И это еще и война в Таджикистане – до детей ли детдомовских тогда было?..
И страсть к достижениям. Хотя ни шанса на то, что будет проведена необходимая операция, которую с таким диагнозом нужно сделать именно в детстве, пока кости еще способны воспринимать определенные воздействия и деформацию…
В подростковом возрасте одна из учительниц, из большой и сильной мусульманской семьи, уже совсем в другом городе, привечает Рустама. Готовит его к обряду мусульманского обрезания. Становится для Рустама третьей — мусульманской, — матерью…
И что-то внутри говорит ему – как странно…
И вот – 17 лет, на костылях, словно из Тюрьмы, он выходит за ворота своей Школы-Дома-Крепости и плачет словами «Свободен!»…
Он разыскивает своих родителей –те в начале войны в Таджикистане бежали по политическим причинам в Москву и обосновались там. Много лет отец был уверен, что в тот вечер, когда он с друзьями в тогда ещё довоенном Душанбе ждал вестей из роддома о рождении сына, тот не родился, погиб в матери. Такая трагедия для семьи!
Но есть еще один сын. Ни капли не похожий на Рустама, но отце не знает пока еще ничего об этом несходстве своих двух таких разных сыновей. Разной судьбы.
Рустам находит отца, мать, брата. Живы еще бабушка и дедушка по отцу.
Поначалу все в Москве переживают шок от встречи с Рустамом.
Потом как-то принимают его.
Потом, спустя время, чувство шока, вины, непривычки – делают своё дело. Рустаму предлагает отец «откуп» — квартира, машина, или билет в Германию… Рустам уходит из родительского дома в Москве. Его отправляли на какое-то время перед этим пожить к бабушке и дедушке. А потом обвинили — «ты, это ты свёл их в могилу». Они не выдержали правды и очень скоро действительно ушли…
Рустам при этом помнит историю о том, что в семье есть потомки евреев. Он помнит бабушку, которую хоронили на еврейском кладбище. А поскольку в том городе мусульманское и еврейское кладбища были совсем рядом, только заборчиком отделены…Прямо как сейчас эти два мира так близки и так взаимоненавистны… Только во время похорон все поняли, кем была бабушка…Которая проклинала евреев всю жизнь за то, что ей запрещали выйти за любимого, за мусульманина…Таки вышла, счастья, правда, не обрела… И покоя со стороны её родни не было…Но завещала похоронить её именно на еврейском кладбище…Так Рустам нашел уже взрослым парнем её могилу. И других родственников по этой линии. Вторая его мать помогала, очень помогала Рустаму.
И однажды он решил поехать в Израиль. Кровь ли позвала. Отчаяние ли пихнуло в спину. Костыли как-то еще удерживали его – стоять. И вот – он в Иерусалиме.
Как в черно-белом кино на скоростной промотке…Сначала практически совсем один, на костылях, без друзей…Вынужденно быстро осваивает Рустам незнакомый язык – иврит. Уже разговаривая прекрасно на многих восточных языках, различая диалекты. Впоследствии он освоил также и персидский – сказочно богатый чувственный язык песен и стихов о самой светлой и красивой Любви!
Он выживал, и выжил. За полгода освоил иврит так, что никто бы не сказал, что он не родился в Иерусалиме. Как тут не вспомнить победы в школьных параолимпиадах, в которых он участвовал как Рустам в Таджикистане. И уже как Давид – новое еврейское имя Рустама, — в параолимпиадах Израиля…
И это государство для него стало настоящим ковчегом! Возможность провести несколько сложнейших операций, как уже гражданину-израильтянину…Такое чудо, мамаш мазаль! Год в гипсе. Костыли, костыли, костыли.
Твердая воля, никакой злобы, только вера.
Спустя 6 месяцев после операции Давид решает осуществить своё горячее желание – поехать в Индию! Не как-нибудь – в путешествие по стране. На костылях. Под крайне удивленные вздохи окружающих и под шепот «он сумасшедший»…Он объехал полстраны. Бывал в таких местах, о которых не рассказывает никому, чтобы не повредить ничью психику. Индия для еврея на костылях стала трамплином, с которого Давид реально смог прыгнуть вверх! Поняться над самим собой, уже тысячекратным чемпионом по выживанию в этой жизни, где ему еще при рождении в этом праве на жизнь изначально вроде как отказали…И все-таки он жив…
Вернувшись в Израиль, Давид учится жить с новым ощущением себя, своей судьбы, своего предназначения. Быть евреем. Признавать свою кровь и свой род в себе. Но есть одна проблема!
Как сказать своей третьей матери о том, что он не просто прокатиться в Израиль поехал, а также сделать операции?.. Как сказать ей, мусульманке, что он – еврей?..
Вторая мать, хоть и тоже мусульманка, но менее религиозная, всегда понимала и принимала Рустама-Давида, всегда ему помогала. А как сказать третьей семье обо всём, что случилось с Давидом в его «путешествии» в Израиль? Как сказать, что он уже гражданин этой страны?
Много вопросов, много событий, много перемен.
Однажды его разыскала в одноклассниках его родная сестра по отцу, лет на 5 -6 старше его, от первого брака отца. Вообще-то она искала своего второго брата по отцу, родного по обоим родителям брата Рустама, с которым они ну ни капли не похожи…А нашла сестренка – Давида.
Общение по скайпу, переписка, желание встретиться в Иерусалиме придали Давиду сил и спокойствия. Всё впереди – они обязательно встретятся, хотя это и волнительно!
Он хочет пригласить свою вторую мать из Таджикистана в Иерусалим, показать ей страну. Та потеряла в войну своих детей. Рустам-Давид ей как сын… И он к ней всю жизнь очень открыт, расположен по-сыновьи. Хоты на несколько лет выживания в одном из детдомов он чуть не потерял связь с нею. После выхода из школы нашел. Снова сроднился и с тех пор уже никогда не терялся. Она приняла его еврейство, с пониманием и любовью, спокойно.
Родная мать Рустама-Давида так и не смогла примириться с ситуацией, как она сложилась.
Давид тоже не вполне прочувствовал эту женщину как свою родную мать. Образы второй и третьей матерей Рустама слишком контрастировали с отношением к нему его родной мамы.
Что сейчас происходит с Давидом?
Он изучает китайскую медицину. По пятницам сам, отказываясь от социальной помощи, убирает всю свою квартиру. Он передвигается на протезах, которые заменили костыли через год после всех проведенных операций, которые продолжались тоже почти год.
Он улыбается и приветлив с людьми. Он шутит и смеется шуткам других людей. Он гуляет по городу и может так много рассказать о нем и о своей жизни здесь, в Иерусалиме, особенно о тех первых годах, когда ему тут было ох как непросто. О годах обучения в йешиве. О постижении культуры и духа своего народа, который он принял и который принял его.
Я запомнила одну его фразу, он сказал одной девушке-психологу, которая спросила его о чем-то:
«Ты смотришь на всё сквозь одну рамку психологии…Жизнь шире!..»
Он рассказывал, как зажигает иногда на вечеринках, перетанцовывая всех!
Глаза его с прищуром, восточный разрез, восточная полуусмешка постоянно на лице.
Сила в плечах и руках, прямая спина, царственная посадка. Давид. Царь царей. Как Жизнь милостива к нему, так он милосерден к людям. Ко всем, кто его принял и кто его бросил. Ко всем, кто его убивал и кто спасал. Кто не лечил, когда было нужно – и кто сделал чудо, поставив его на ноги, когда это было уже практически нереально. Кто был, есть и остаётся рядом с Давидом – ко всем он добр, открыт, приветлив. И скромен несовременно, не по-израильски.
Давид.
Достоинство.
Ассертивность.
Вера.
Искренность.
Доброта.

Путь к себе


На одном из еврейских кладбищ можно увидеть странные могильные плиты. На них написано: Человек по имени Такой-то. Родился в году Таком-то. Жил 3 года…Или: жил 7 лет…
Но если спросить: «Это что, детское кладбище?..»
Ответ будет отрицательный! Вам скажут, что тут так измеряют длину настоящей, полной, осознанной, тотальной ЖИЗНИ, которую прожил этот человек.

Спасибо за встречу, Давид! И за урок Жизни!

Запись опубликована в рубрике Новости. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

2 комментария: Судьба Давида

  1. Юлия Абрамова говорит:

    Удивительная история. Грустная и светлая. Давид стал пересечением, точкой встречи родные-неродные, боль — любовь, возможность — невозможность, евреи — мусульмане. Видимо, именно скромность спасла его и дала шанс для новой жизни. Может, расстановка о его месте в борьбе евреев и мусульман поможет ему встретиться с его 2(или 3) матерью?

    • Лада Генфон говорит:

      Спасибо, Юля, за такое внимательное прочтение и глубокие замечания твои. Именно так. Эта история по характеру не личная, она более глобальная, ты очень верно почувствовала это. И я скажу, что это — вообще не вся история. А лишь только то, что Давид согласился опубликовать. Я благодарю тебя за комментарий. И в эти дни, когда в Израиле идет сразу 2 локальные войны, на юге и на севере страны, твоя идея как нельзя кажется своевременной. Вот бы расставить всё по своим местам!..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *